?

Log in

No account? Create an account

Размышления о Боге, человеке и мире.

Блог православного христианина

Previous Entry Share Next Entry
Традиционная семья. Что это такое? Попытка разобраться.
alexander_nv



Защита традиционных семейных ценностей, защита традиционной семьи. Такие установки часто звучат от лица христианских деятелей различных конфессий: православных, католиков, протестантов. В РПЦ «традиционная семья» - тоже является одним из приоритетов церковной деятельности. Об этом много говорит, в частности, известный священник Дмитрий Смирнов.
“Чтобы из мальчика получился мужчина, семьянин, ответственный за жену и детей и любящий их, он должен расти в многодетной семье, где отец любит и уважает мать, помогает ей воспитывать детей”.
Свящ. Дмитрий Смирнов

Почему же христианские церкви так много говорят об институте семьи? Почему это так важно с точки зрения христианства? Давайте сначала попытаемся разобраться, что такое «традиционная семья», в чем состоит эта «традиционность». На самом деле, термин «традиционная семья», как и многие другие понятия обычно принимающиеся как общепринятые по умолчанию, очень размытый. Попробуем предположить те характеристики, которые однозначно будут отождествляться с традиционной семьей. Это должен быть моногамный гетеросексуальный брак и, что очень важно, многодетный. Последний даже более яркая характеристика традиционной семьи, по-крайней мере в нашей стране.

Защита традиционной семьи подразумевает угрозу таковой. Что же угрожает гетеросексуальному и моногамному браку? Одной из таких угроз, “идущей с Запада”, считаются гомосексуальные союзы. Но насколько на данный момент гомосексуальные союзы являются реальной опасностью замены гетеросексуального брака? Например, статистика по одной из самых либеральных в этом отношении стран Европы - Голландии показывает, что с 2001 по 2015 год количество однополых браков составляет 1,94% от общего количества браков. И кажется, какой-то реальной угрозы для “традиционной семьи” мы тут пока не видим.

Остается рассмотреть следующий пункт, характеризующий «традиционную семью» - многодетность. Тут прослеживается определенная тенденция. В 20 веке среднестатистическая европейская, в частности российская семья, перестали быть многодетными. Если в России еще незадолго до революции для христианской семьи было нормально иметь больше троих детей, а счет иногда доходил до десяти и выше с учетом умерших во младенчестве, то сейчас картина совершенно иная. Поэтому со стороны священнослужителей, православных деятелей очень часто можно услышать призывы к многодетности.

“В многодетных семьях, где всегда есть маленький «ангел» - младенец, гораздо чаще живут радость, умиление, любовь и счастье. В такой семье вырастают уважающие родителей, душевно здоровые, полноценные, веселые дети, умеющие любить, трудиться, думать не только о себе, но и о ближних”.
Свящ. Владимир Воробьев

Большое количество детей в семье стало неким трендом в православном сообществе. Но примерно такая же ситуация и в традиционных протестантских церквах, которые, как правило, придерживаются фундаменталистских взглядов: баптистов, пятидесятников. Можно сказать, что у протестантов все это даже гораздо более серьезно и основательно, чем у православных, потому что имеет, как правило, очень четкое библейской обоснование. Об этом, например, говорится в “Социальной позиции протестантских церквей в России”.

“Творец учредил институт для того, чтобы: сделать человека счастливым через обретение верного друга жизни и партнера в любви, продолжить человеческий род, создать такой домашний очаг, где возможно было бы воплощение принципов Божественного замысла – воспитание детей в почитании Бога и любви к ближним”.

“Продолжение рода. Библия говорит о том, что дети – это «наследие от Господа» (Псалом 126:3). И, учреждая брак, Господь предусмотрел именно такой путь воспроизведения человеческого рода. «Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю», – было сказано людям (Бытие 1:28). Господь поделился с людьми Своей творческой силой дарить жизнь, поэтому зачатие и рождение детей – это более чем биологическая способность воспроизводить потомство, это дар Божий, что налагает на людей определенную ответственность. Господь учредил семью, чтобы именно в союзе, наполненном любовью и заботой, рождались и вырастали дети как зримый символ сущности брачного союза, ведь в каждом ребенке соединились две жизни – отца и матери, ставшие одной плотью”.
Православные же во многом саму эту идею «традиционной семьи», многочадия заимствовали у протестантов. Несмотря на конфессионализм, свойственный большинству православных, в рамках которого все инославные конфессии именуются сектами, православные довольно легко копируют идеи, пропагандируемые протестантами-фундаменталистами, как например, идея вреда прививок и многочадия.

Почему протестантские фундаменталисты так часто настаивают на обязательности многодетности для христианской семьи? Это связано с большим акцентом, который они делают на Ветхом Завете, где действительно многодетность является одним из признаков Божьего благословения. Как, например, говорится в 126 псалме. «Вот наследие от Господа: дети; награда от Него - плод чрева». Это и понятно, во времена Ветхого Завета носителем веры был еврейский народ, поэтому очень важно было этот народ сохранить и приумножить, приумножить прежде все как этнос. Но в Новом Завете ситуация меняется, Откровение уже не ограничивается только рамками еврейского народа, наоборот появляется задача обращения в веру всех народов. Поэтому акцент с многодетности сразу уходит. Мы видим, что Христос был безбрачным и не оставил потомства, также был безбрачен и не оставил потомства апостол Павел. Более того, в одном из посланий он советует «лучше не жениться». Что еще важно для Нового Завета, в связи с преодолением национальных границ, на первое место выходит сам человек, он становится объектом спасения. Поэтому ценность рода, родовая стихия отходит на второй план. Более того, она может становится враждебной в рамках данной персоналистической парадигмы. «Враги ваши – домашние ваши», - говорит Иисус в Евангелии. Но фундаменталисты всегда были склонны к законничеству и сермяжная правда Ветхого Завета в этом отношении более понятна и проста в исполнении, поэтому была поднята на щит представителями многих консервативных протестантских церквей, откуда благоприятно перекочевала на почву фундаментализма православного.

То есть, в целом, как мы видим, для Нового Завета многодетность уже не понимается как особое благословение Божье. А порою и наоборот. Многие святые отцы церкви были безбрачными и воспевали безбрачный путь. Найти оды семейной жизни в святоотеческой литературе гораздо труднее, чем оды девству.

«…желающий быть свободным от мирских уз избегает супружества, как оков, а избежав его, посвящает жизнь свою Богу и дает обет чистоты, чтобы не иметь уже и права возвратиться к браку, но всеми мерами бороться с природою и с сильнейшими ее стремлениями, подвизаясь в соблюдении чистоты».
Свт. Василий Великий.

«… от девственницы апостол требует, чтобы она не ограничивала этой добродетели (девства) чистотою тела, но все свободное время употребляла на служение Богу…; он желает, чтобы девственница не делилась, но всецело посвящала себя духовному и небесному, и пеклась о Господнем. К такой жизни он увещевает и вдову: «Истинная вдовица и одинокая, - говорит, - надеется на Бога и пребывает в молениях и молитвах день и ночь» (1 Тим. 5, 5)».
Свт. Иоанн Златоуст

«Девство, как подвиг, как добродетель, как цвет чистоты, как плод целомудрия, как путь совершенства, является тогда, когда человек, в возрасте, по обыкновенному ходу телесной природы, более или менее располагающему к супружеству, не предаваясь влечению природы, не увлекаясь обычаем, примерами, приятностями и нуждами общежития, решается не приобщаться браку, а соблюсти девство навсегда».
Свт. Филарет (Дроздов)

Очень часто малое количество детей в браке рассматривается как следствие секуляризации, деградации морали. Но статистика ООН показывает, что это совсем не так. Как мы видим уровень рождаемости прямо пропорционален уровню экономического развития и уровню образования. Исследования показывают, что экономический подъем всегда связан с падением уровня рождаемости. Все это показывает нам, что институт традиционный семьи обусловлен, прежде всего, не духовно-нравственными соображениями, а материальными. Многодетность чаще видится является экономическом фактором, а не духовно-нравственным. Например, согласно Всемирному справочнику ЦРУ страна с самой высокой рождаемостью - Нигерия. Как известно - это одна из беднейших стран африканского континента, где около 70 % населения заняты в сельском хозяйстве, то есть перед нами классический вариант аграрной культуры. Страна же с самым низким уровнем рождаемости, согласно этому же справочнику, - это княжество Монако, крохотное государство в Европе, с очень высоким уровнем жизни. Остальные европейские страны тоже будут в конце этого списка. Интересно отметить, что в Объединенных Арабских Эмиратах, в которых наряду со светским законодательством функционирует и шариат, даже в такой, казалось бы патриархальной стране, уровень рождаемости низкий. ОАЭ находится на 128 месте в данном списке, там же, где и все развитые европейские страны. Почему даже мусульманская страна, где светское законодательство существует наряду с религиозным находится лишь на 128 месте рейтинга рождаемости? Страна же, где основным законом является только шариат - Саудовская Аравия, тоже недалеко ушла от ОАЭ, и в этом рейтинге только на 94 месте. Это конечно, далеко от конца списка, в котором всего 226 стран, но не менее далеко и от его начала.

Рассмотрим традиционную патриархальную семью. Как правило, это крестьянская семья, которая занимается сельским хозяйством с использованием преимущественно ручного труда. В таком случае принципиально важно наличие рабочих рук, и экономическое благополучие семьи напрямую связано с их количеством. В современном постиндустриальном городе человек может быть экономически благополучен, находясь в абсолютно автономном состоянии. Человек в рамках современного мира смог освободится от рабства у природы, поэтому и надобность в большом количестве потомства отпала. Более того, наличие детей сейчас стало фактором усугубляющим экономическое состояние человека. Потому в отличии от патриархального хозяйства ребенок не включается в общий труд с самого раннего возраста, тем самым отрабатывая свое содержание и даже принося прибыль, а вынужден быть на иждивении родителей до того возраста, когда в прошлые века люди уже создавал свои семьи и были полноправными участниками совместного хозяйства. Поэтому мы и наблюдаем широко такой феномен, что люди, приезжающие из регионов России и ближнего зарубежья, где еще живут патриархальным укладом, как правило, являются выходцами из многодетных семей. Но пожив какое-то время в условиях современного города создает семьи и рожают не более одного, двух детей, как обычная русская семья.

В целом, мы можем видеть, что установка на «сохранение традиционных семейных ценностей», как на одно из приоритетных направлений церковной деятельности само по себе является некой деградацией церковной позиции, откатом в реалии Ветхого Завета или даже процессом секуляризации. И здесь у нас появляется серьёзная проблема семьи, которые, как христианам, так и вообще современному постиндустриальному обществу надо решать. У нас есть только патриархальная модель семьи, которая явно не вписывается ни в реалии Нового Завета, которого придерживаются христиане, ни в реалии современного постиндустриального общества. Что же такое христианская семья, что такое современная семья в светском обществе? Все это вопросы, на которые еще только предстоит найти ответы. Долгое время, по крайней мере в западном обществе, торжествующим взглядом на брак была позиция бл. Августина, в рамках которой единственным оправданием брака было чадородие. “Соединение мужчины и женщины для рождения детей - это естественное благо супружества. Но этим благом дурно пользуется тот, кто использует его животным образом, так, что стремление его направлено на удовлетворение жажды телесных наслаждений, а не желании продолжения рода”. Но Н. Бердяев справедливо называет подобный взгляд на брак мировоззрением скотного двора: “В сущности, трактаты о поле и браке Бл. Августина и других суть трактаты по организации родовой жизни и очень напоминают трактаты по скотоводству”. Поэтому современному обществу требуется обрести новый взгляд на семью, на брак, на сексуальность, на детей. Дети – это вообще феномен не известный традиционному обществу. В патриархальной семье ребенок – это маленький взрослый человек, который на данный момент просто не в состоянии выполнять весь объем взрослой работы в силу физических данных и недостатка знаний и опыта. Опыт и знания органично передавались в процессе совместного со взрослыми труда, физические данные становились аналогичные взрослым довольно быстро. Поэтому в дореволюционной России средний возраст невест был 16-18, женихов 18-20. Например в рассказе И. Бунина мы читаем следующие строчки. “Мне на Крещенье уж шестнадцатый пошел, — поспешно сказала она. Ну вот, значит, через полгода и венчаться можно..”.Сейчас же человек порою более 20 лет живет жизнью, совершенно никак не связанной с жизнью их родителей, за исключением домашнего быта, все это порождает громадный комплекс вопросов и проблем, которыми уже более века занимаются целые науки: педагогика и психология, которые стали отдельными отраслями человеческого знания. Поэтому натянуть кафтан патриархальной семьи на современного человека – абсолютно нелепая и неадекватная идея, которая, к сожалению, является мейнстримом среди многих христиан, в том числе и в нашей стране.

Конечно, в вопросах семьи есть серьёзные проблемы непосредственно в нашей стране. Обратимся к Росстату. Статистика разводов по Московской области. На 1000 человек приходится 7.5 браков и 4.6 разводов. Примерна такая же картина и по всем остальным регионам: где-то похуже, где-то получше. Но в целом, как мы видим, более половины браков распадается, и, по всей видимости не из-за гомосексуальности одного из супругов и не из нежелания иметь детей. Призвана ли церковь бороться с разводами? Церковь, прежде всего, призвана к благовестию, к проповеди о Христе и Царстве Божьем. Вот здесь есть действительно серьезный кризис, кризис непосредственно церквовный. Поэтому первостепенные усилия, которая должна, как мне видится, делать церковь, должны быть направлены на выправление всех тех неровностей и искажений, которые есть в ее жизни. Церковь призвана помогать человеку обретать отношения с Богом и ближним. Через это человек изменяется и преображается, через это освящаются все остальные стороны его жизни. Только при таком подходе можно будет начинать исследовать вопрос феномена семьи, решения тех проблем, который здесь реально существуют. При этом нужно исходить из современного постиндустриального общества и культуры постмодерна. Перед современной церковью стоят вопросы, ответы на которые еще не были даны в рамках христианского учения или были даны еще в очень редуцированном варианте: это, прежде всего, касается вопросов пола, брака, сексуальности, семьи. Здесь важен как внутрицерковный диалог с привлечением и достижений светских наук: социологии, психологии, педагогики и пр, так и диалог с обществом. Позиция, что раньше было лучше, поэтому давайте сделаем, как раньше, то есть, такая сугубо консервативная позиция тут видится мало продуктивной. Нужно понимать, что сейчас в чем-то хуже, в чем-то лучше, а главное, по-другому, и нужно отвечать на вопрос о семье, исходя из современных реалий как общества, так и конкретного человека.