?

Log in

No account? Create an account

Размышления о Боге, человеке и мире.

Блог православного христианина

Previous Entry Share Next Entry
Спасибо.
1
alexander_nv


Мои раны в орнамент,
Моя память в ожогах,
Не рождённые рифмы горят и пульсируют.
В обожжённой гортани
Только спазмы и шёпот,
А мне хочется крикнуть:
"Как вы красивы! Люди, как вы красивы!"
Fleur

В этом году Преображенское содружество малых православных братств справляет свой юбилей. Я бы хотел поблагодарить Бога за то, что в моей жизни появилось братство, и хочется сказать братьям и сестрам, членам братства - спасибо. Спасибо за то, что они есть и есть вместе со мной в церкви и братстве)). Вот, решил вспомнить, как начиналась моя братская жизнь)).

2009 год стал для меня действительно поворотным. Помимо травмы, о которой я писал здесь, у меня в этот год состоялось очное знакомство с Преображенским братством. До этого была переписка по электронной почте с Владимиром Якунцевым, еще с некоторыми членами братства, и вот, как итог, я оказался на осенней братской конференции в Москве.

Стоит немного сказать о том, как я вышел на братство. Я в церкви был уже где-то с 2001 года, занимался активной деятельностью на приходе, возглавлял приходскую молодежку, работал в православной гимназии. К братству меня подвел о. Александр Шмеман через свою книгу «Евхаристия. Таинство Царства». Она просто перевернула мое христианское мировоззрение. Наверное, этот момент можно назвать вторым по значимости после самого момента обретения веры, про который я писал здесь.

Протопресвитер Александр Шмеман



Профессор священник Георгий Кочетков



Владимир Якунцев, научный сотрудник СФИ, катехизатор.



После прочтении книги в 2008 году в соц. сети я нашел группу, посвященную о.Александру. Из общения с участниками этой группы я узнал, что в РПЦ МП есть братство, которое воплощает идеи о. Александра – это Преображенское содружество малых православных братств.

Про братство и о.Георгия в частности я слышал и раннее. Как-то наткнулся на материал, где рассказывали, что о.Георгий в алтаре избил другого священника, потом с сообщниками накачал его наркотиками и сдал в психушку. Также помню, в той статье было написано, что только из пастырских соображений «кочетковцев» не отлучают от церкви, потому что иначе они совсем заблудятся и в конец утонут в своих ересях. Я был возмущен тем, что произошло, но какого-то особого значения этому не придал. Это где-то далеко, мало ли какие сумасшедшие в нашей церкви есть. Потом я наткнулся на братство в 2007 году, когда увидел на одном из православных сайтов статью о «бесчинствах кочетковцев» в тверской епархии и о том, что там отлучено от церкви целое малое братство. Моя реакция была такой: ну наконец-то какое-то адекватное действие по отношению к этой "секте внутри церкви". Еще один эпизод помню в начале 2008 года, когда на съезде «Сибири молодой православной», молодежной организации Тобольско-Тюменской епархии, делал доклад. Мой доклад был по поводу богослужения и более активного участия в нем прихожан, его понятности. После моего доклада ко мне подошел молодой человек из Уфы, из тамошней молодежки, и поинтересовался, имею ли я какое-то отношение к о.Георгию Кочеткову. Естественно, я ответил, что нет.

Но уже в этом же году, мне сказали, что в братстве воплощается то, о чем писал о.Александр. После этого я еще раз набрал в поисковике ключевые слова, и первая ссылка, по которой я прошел, оказалась ссылкой на сайт Дворкина. Там была пространная статья, где сектовед описывает ужасы «страшной секты». Для меня эта статья была первым источником более или менее подробной информации о братстве. Все потуги Дворкина выставить братство в негативном ключе для меня были просто смехотворны. Было очевидно, что сектовед из-за всех сил пытался очернить что-то подлинное и настоящее. Получилось как в советские годы, когда многие верующие люди за неимением духовной литературы покупали или брали в библиотеках атеистические справочники и книги, где они могли почерпнуть нужную информацию о христианстве, отбрасывая пропагандистскую шелуху.

Сначала я хотел приехать в Москву летом во время отпуска, но Владимир Якунцев посоветовал мне приехать осенью на ежегодную братскую конференцию. Это было затруднительно в связи с тем, что осенью надо было на работу, но длинный больничный дал возможность приехать в конце сентября, плюс к этому, как раз выпала какая-то акция аэрофлота, и удалось взять билеты по низкой цене. Я понял, что Бог благословляет эту поездку.





Это был мой первый визит в Москву. Все было новым и необычным: столица, метро, люди. Первые впечатления в Москве: странно видеть, что людей так много и они так быстро ходят. Все куда-то бегут! Не было никого, кто бы шел нормальной походкой. Но самое страшное было в метро. Когда мы туда входили, было ощущение, что произошло что–то ужасное вроде ядерной войны или зомби-апокалипсиса, и массы народа бегут куда-то в укрытие. Под вечер у меня просто голова от всего этого разболелась.

Сам институт мне показался несколько неказистым, где-то внутри улицы, всего один этаж и подвал.



Мне провели экскурсию по зданию, там я познакомился с еще двумя гостями конференции. Попал на кусочек лекции Александра Копировского, где он показывал слайды с храмами.

Профессор, ученый секретарь СФИ Александр Копировский



Хочу сразу сказать, что оказало на меня самое большое впечатление при первом знакомстве с братством: это люди. Люди были разные, но в них было что-то, что позволяло мне чувствовать внутреннее единство, чувствовать, что это свои люди. Хотя я к этому моменту не проходил оглашения, вообще практически ничего еще не знал о братстве.

На этой конференции я познакомился с о. Павлом Адельгеймом. Он сидел на первом ряду в зале Ленинской библиотеки, где происходила конференция. Помню, что меня удивило, что когда к нему кто-то подходил, он вставал с места и благословлял, хотя ему это было не легко в силу возраста и протезированной ноги. О.Павел показался таким вот мягким и добрым, у меня не было с ним какого-то личного общения, но впечатление какой-то абсолютной кротости осталось как воспоминание об о. Павле.

Священник Павел Адельгейм





На этой же конференции познакомился и с Олегом Глаголевым, председателем Свято-Екатерининского братства, членом которого я впоследствии стал.

Председатель Свято-Екатерининского малого православного братства, сотрудник СФИ, катехизатор Олег Глаголев.



Я помню, что толком ничего не понимал в докладах, которые были на конференции, для меня гораздо содержательнее было общение с братчиками в кулуарах, в доме в Тарасовке, где жил с братьями во время моего пребывания в Москве. Я думал, как мне подойти к о. Георгию, чтобы лично познакомиться с ним, я понимал, что он очень занят, вокруг него множество людей, пробиться к нему у меня шансов очень мало. Проблема разрешилась очень просто, мне не пришлось подходить к о. Георгию, он сам подошел ко мне в фойе Ленинской библиотеки. Вообще мне очень понравилось то нелицеприятие, которое я встретил в братстве, тут действительно не смотрели на чины и звания. В этом не было какого-то современного светского демократизма или фамильярности, к старшим уважаемым людям, людям, облечённым священным саном, тут было очень уважительное и почтительное отношение, но при этом оно было искренним и неподобострастным. При этом люди, не имеющие никаких регалий и чинов не чувствовали себя людьми второго сорта.





После конференции, которая по секциям проводилась уже в самом СФИ, участников конференции пригласили на ужин. Я уже собирался уходить, когда меня вдруг остановили и спросили, почему я не прохожу на этот самый ужин. Я очень удивился. Там были священники, в том числе и из-за границы, в том числе и из католической церкви, и тут меня какого-то парня из Сибири приглашают за один стол с ними? Мне, воспитанному в приходских традициях, когда всегда было четкое разделение между мирянами и клиром, когда на большие праздники, мы всегда на территории храма делали VIP-столы для более равных прихожан, когда на Крещение у нас и VIP-палатка была для особых купающихся, конечно, для меня это приглашение было приятной неожиданностью. На мой удивленный вопрос: «Мне тоже можно туда пройти», мне ответила не менее удивленная сестра: «Конечно, Вы же гость».

Конечно, для меня это было нечто. Я сидел за ужином в кампании священников, церковной и светской интеллигенции, рядом, помню, сидел ученый монах из Италии, православный священник из Франции, профессор о.Василе Михок – православный священник из Румынии, тут же за столом сидела женщина, приехавшая из Англии, которая окормлялась у митр. Антония Сурожского. Ну и, конечно же, о. Георгий, Александр Копировский, Давид Гзгзян.

В конце моего визита Владимир Якунцев пригласил меня посетить Богоявленское. Это здание, полностью восстановленное силами братства, которое сейчас используется для церковных и культурных мероприятий братства. Владимир Иванович подвозил меня на своем авто. До этого кстати я, по его приглашению, посетил его общину, где также познакомился с замечательными людьми. Это была первая община, в которой я побывал. Больше всего меня удивило то, какие там разные люди, и как они оказались в месте! Ведь ни в каком другом случае, жизни и судьбы этих людей никогда бы не пересеклись: бабушка пенсионерка и человек с ученой степенью. Меня это потом очень удивляло в братстве, где действительно воплощалось то, о чем говорил апостол Павел, что во Христе нет не иудея, ни эллина. За одним столом могут сидеть бизнесмен и рабочий, ученый и студент.

Член Межсоборного присутствия Русской православной церкви. Заведующий кафедрой богословских дисциплин и литургики Давид Гзгзян.



Что касается Богоявленского, это, конечно же, удивительный дом. Когда-то здесь была усадьба местного аристократа, потом школа, потом здание оказалось заброшенным. В середине нулевых братство его купило и своими силами полностью восстановило. На это ушло несколько лет. Средств на то, чтобы нанять строительные бригады не было, и все братчики делали сами. Люди брали отпуска и вместо моря ехали трудиться в братский дом. Мне рассказывали, как удивлялись соседи, когда наблюдали такую картину: подъезжает дорогая машина с московскими номерами, оттуда выходит человек переодевается в робу и начинает подметать пол. Через пару лет и мне посчастливилось немного поучаствовать в строительстве, когда строили гостиный дом.



Обедать в Богоявленском меня также пригласили в трапезной вместе с о. Георгием, где он вместе со всеми, кто пребывает в доме, всегда трапезничает. Никаких VIP-столов, VIP-помещений, все вместе как братья и сестры, дети одного Отца.



В воскресный день побывал на литургии в Новодевечьем монастыре на литургии с братством. Первый раз в жизни увидел такое огромное количество причащающихся взрослых людей. Для меня это тоже было невероятным опытом, я, наконец, увидел, как можно едиными устами и единым сердцем благодарить и прославлять Бога. До этого читал как «бесчинно ведут себя кочетковцы в храме», тут убедился, что все это ложь, нигде я не встречал большего благоговения и внимания на богослужении. Впечатлил исход оглашаемых, первый раз увидел, что это момент богослужения, везде уже являющийся атавизмом, который не убирают только в силу консерватизма, здесь обретает свой подлинный смысл. Целование мира тоже было чем-то новым и необыкновенно радостным. При этом, повторюсь, братчикам удавалось сохранять какую-то благоговейную тишину и собранность, которая и самого лучше настраивала на молитву. После литургии участвовал в братском круге, когда члены малых братств собираются вместе, делятся каким- то словом, поздравлениями. В этот же день был приглашен на агапу в одну из общин (для меня это было еще одним опровержением утверждения гонителей братства, что, мол, в братстве тех, кто не проходил оглашение не допускают до Причастия, до агап, и вообще держат за «неполных христиан».)





В 2010 году, вдохновленный братством решил пойти на оглашение. Хотя к этому времени был воцерковленным человеком, каждую неделю причащался, но тем не менее все время чувствовал недостаток духовного просвещения, которое и решил восполнить. К нам приезжали паломники из братстве в Екатеринбурге, один из них, Владимир Иванов, стал нашим первым катехизатором (заканчивал наше оглашение Олег Глаголев). Позвал с собою несколько церковных друзей, которые тоже с радостью на это откликнулись.

Но мне и этого оказалось мало, параллельно с оглашением в 2010 поступил в богословский колледж при СФИ.



В этом же 2010 побывал на первом для меня Преображенском соборе братства вместе с другом и братом Артемом, который вместе со мной пошел на оглашение.





Сейчас уже шесть лет прошло с тех пор, как познакомился с Преображенским братством. Я не хочу его идеализировать, за это время увидел его как хорошие стороны, так и трудности, которые присущи всякому человеческому сообществу. Да, тут не все идеально, есть проблемы и сложности, есть праведники и грешники, короче, есть люди. Но самое главное, что тут есть Христос. Очень хочется, что бы Он и дальше тут оставался.

Хочется благодарить Бога за Его Церковь, за братьев и сестер, за тех людей, что Он мне подарил.


  • 1
Большое спасибо за живое свидетельство!
Христос Воскрес!

Edited at 2015-05-05 06:38 am (UTC)

свидетельств о братстве

Спасибо, друг! Сделала перепост с небольшим комментарием!)
Надо же! Ведь это и мой личный юбилей! Я в братстве 20 лет, воцерковилась на Успение-1995)

Если Шмеман, то мне точно туда не надо.

«Имея “родину” во Франции, будучи частью русского “народа”, я наконец ощущал США своим государством».
------------------
"все больше и больше НЕ ЛЮБЛЮ Византии, Древней Руси, Афона, т.е. всего того, что для всех --синоним Православия. Только самому себе я могу признаться в том, что мой интерес к Православию обратно пропорционален тому, что интересует -- и так страстно! -- православных".
"Думал о том, как я бесконечно устал от всего этого "православизма", от всей этой возни с Византией, Россией, бытом, духовностью, Церковью, церковностью, благочестием..."
“Я НЕ ЛЮБЛЮ, не могу любить Православной Церкви... и бабьего благочестия... Все эти дни — наслаждение от зимних Олимпийских игр в Инсбруке по телевизии".
“ложь, подделка, дешевка этого самодовольного, тупого, сентиментального "русского Православия"

“Как я устал от своей профессии... Такое постоянное чувство фальши, чувство, что играешь какую-то роль. И невозможно выйти из этой роли”.
“Отчуждение чувствую да отношению ко всему типично русскому уюту храма, к русскому благочестию, в котором мне всегда чудится какое-то тупое самодовольство".
“"Духовность", "церковность" - какие это двусмысленные и потому опасные понятия”.
“Разговоры... о той ''церковности", к которой я все сильнее испытываю настоящую аллергию... Больная религиозность. И все эти побеги— кто в Византию, кто в "Добротолюбие", кто на остров Патмос, кто в иконы”
“Вся эта восторженная и пустозвонная возня с "духовностью", "умным
деланием", "православием", "паламизмом", вся игра в религию, начиная с самого богословия — наступает момент когда все это просто давит унынием".
“Среда, 27 февраля 1974. (1-я седмица Великого поста. — Прим. авт.) Вчера в церкви за утреней пели целиком вторую часть канона Андрея Критского. И еще раз поразил контраст между этой божественно-грандиозной поэзией... и вкроплением в нее византийскими тропарями с их платонической сосредоточенностью на "душе моя", с полным нечувствием истории как Божественного "театра"”.
“Пятница, 29 ноября 1974. (Рождественский пост. — Прим. авт.) ...Чудный день! Сначала тихая, "легкая" обедня... Вечером — индюшка... Беспримесное счастье, полнота жизни”.
“Я почти совсем не молюсь, моя "духовная жизнь" — в смысле "подвига", "правила", всякого там "умного делания", всего того, о чем все время говорят кругом меня, — ноль".
Поздно вечером, уже в кровати читал, вернее — листал валаамский сборник о молитве Иисусовой. Странное чувство — словно о какой-то другой религии читаю... То же чувство испытывал, я помню, читай книгу об о. А.Мечеве”.
“Среда, 30 сентября 1981... Читал, просматривал вчера книгу епископа Игнатия Брянчанинова о смерти. Как можно такие книги писать? Как можно во все это верить?”.
--------------------
«Гомосексуализм. Вопрос, в конце концов, совсем не о том, “естественен” он или “противоестественен”, ибо вопрос этот, может быть, вообще неприменим к “падшему естеству”, в котором – в том-то и всё дело – всё извращено, всё в каком-то смысле стало “противоестественным”...»

«Два часа перед телевизором: inauguration президента Картера. Как всегда – а это “мой” шестой президент – восхищение Америкой, подлинная радость».
«Удивительна эта всеобщая ненависть к Америке. Она действительно иррациональна. Америка другая – по отношению ко всему остальному в мире… Она “перемену” предлагает как метод жизни».
о. Александр Шмеман из “Дневников. 1973—1983” (М., 2005).

За все эти слова, цитаты, которые Вы привели отца Александра можно уважать. Он был настоящим, без фальши. Честно признавался в своих недостатках, избегал стилизаций.

Уважайте, ваше право. Вот только эти свои "правдивые" слова он спрятал в дневники, которые нашли после его смерти. В официальных трудах у него все чистенько и гладенько.
Бог вам в помощь.

Я тоже очень люблю Дневники о.Александра. Они написаны человеком, который любит свою церковь и очень переживает за нее.

Когда хотят что то скрыть, так не прячут, это же очевидно. Дневники лежали в его письменном столе и отец Александр не прятал ничего. Кроме тех цитат, которые Вы старательно собрали, в дневниках есть много поучительного. Святого из себя прот. А. Шмеман не делал и никто не настаивает на его канонизации. А честности по отношению к самому себе поучиться стоит.
Когда о.А. пишет о нерегулярности своего молитвенного правила, меня это например подводит к одному вопросу; насколько регулярно молюсь я сам. И так далее.

Простите, но восхищаться двуличием кого бы-то ни было нет никакого желания.
Я может быть и не менее двуличен.
Бог вам в помощь.

Это не восхищение двуличием. Я отнюдь не фанат о.А., но уважаю его за правдивое отношение к себе. Старца он из себя не строил. В наше время это важно.

Интересно написал, Саша!
Я помню ту конференцию в Ленинке и тебя тоже, и как мы там познакомились)))

О, спасибо, Саша! Надо же!
Я тоже помню тот год, конференцию, знакомство с тобой - гостя из неведомого Нижневартовска :)
Нашла себя на фото на Манежной площади - помню, как мы искали, где пообедать :)
Слава Богу!
Христос воскрес!

СпасиБо за хорошее свидетельство о братстве, об о. Георгии!

Спасибо, Александр. Как похоже наше знакомство с братством! Особенно про Дворкина, через которого я тоже в своё время понял, что тут что-то не так, и стал разбираться дальше. Вот же свидетель оказался :)

Но самое главное было, как Вы и пишите, личное знакомство, встречи лицом к лицу и подлинное удивление от простоты и "неиерархичности" отношений. И честно говоря, до сих пор не могу преодолеть себя и войти в эту простоту. Всё время мне кажется, что старшие в братстве это люди недосягаемые для меня, и лишний раз боюсь к ним подойти. Но дай Бог мне когда-нибудь научиться верить в человека также, как верят в братстве.

Саша, спасибо за твоё свидетельство. Радует и обнадёживает то, что если человек думает, то он обязательно додумается до правды.

Спасибо, Александр! Интересно, как и где Бог "находит" людей для соединения в братство.Где Сибирь, а где Молдавия... и везде - благодарность!

  • 1