alexander_nv (alexander_nv) wrote,
alexander_nv
alexander_nv

Category:

Парад мертвецов

В.В. Шипка-Шейново.preview


Недавно был в Третьяковской галерее. Подошел ко всем известной картине Верещагина «Шипка-Шейново (Скобелев под Шипкой)». До этого не раз ее видел, в частности, и во время других своих визитов в галерею. Но только в этот момент я вдруг понял, о чем она. На переднем фоне лежат тела убитых солдат: русских и турок. Видна простреленная голова русского, отрубленная турка. Один солдат лежит с окоченевшими поднятыми руками, кровь на белом снегу. И там на дальнем фоне парадный строй, встречающий генерала. Кидают вверх шапки, кричат ура. Командующий браво скачет на коне! Победа! Да, действительно, это была значимая победа для русского войска, для всей России. Но что значила это победа для тех, кто лежит мертвым на поле? Они не чувствуют ни горечь поражения, ни радость победы. Их нет, они мертвы.

Верещагин в своих произведениях раскрывает страшный уродливый лик войны. Нет священных войн. В войне победителей не бывает. Война – это смерть и боль. Ненависть и злоба. Взаимное уничтожение. Торжество абсурда, страшного кровавого абсурда. Можно долго говорить о геополитике, о величии нации. Что перед всем этим жизнь солдата, лежащего с простреленной головой… Он положил свою голову на алтарь победы. Он герой. Ему, может, даже памятник поставят. Да, в жизни всегда есть моменты, когда надо брать оружие и воевать, когда не воевать больший грех и зло, чем воевать, когда нужно защищать близких, Родину и пр. Но это не лишает войну всего того ужаса и абсурда, что присущ ей. Всякая война – трагедия.

В языческом мире был культ войны, были боги войн и сражений. Война могла носить сакральный характер, быть чем-то вроде священнодействия. Даже в Ветхом Завете мы встречаем феномен «священной войны», войны за Бога. Но Христос Нового Завета радикально меняет взгляд на войну. В свете откровения Царства, которое приходит в силе, в мире, где Бог становится царем, ни война, ни какое насилие невозможны. Почему? Потому что оно производное бессилия. Это слабость. Это орудие смерти и дьявола. И только потому, что человек был во власти мрака и смерти, ему попускалось применять насилие.

Но в Пришествии Христа на земле появляется сила, подлинная сила, сила жизни, сила Бога. Человек освобождается от власти смерти и дьявола. Смерть побеждается. Поэтому человеку уже не нужно пользоваться ее орудиями. Теперь он может действовать не от бессилия, а от силы. Божьей силы. "Порабощающий жест насилия хочет быть жестом силы, но он в сущности всегда есть жест слабости" – говорит Н.А.Бердяв. Действительно, убить может любой, даже ребенок. А исцелить? А воскресить из мертвых? И вот Христос, в Ком была сила, сила Бога, Он исцеляет болезни, воскрешает умерших. "Предельное бессилие в отношении к другому человеку находит себе выражение в его убийстве. Безмерная сила обнаружилась бы, если бы можно было воскресить человека" (Н.А. Бердяев). Иисус обличает насилие: «ибо все, взявшие меч, мечом погибнут». Он и трости надломленной не переломил. Все зло на него обрушилось, но Он, воскреснув из мертвых, показал все бессилие и слабость дьявола и мира сего.

Поэтому в церкви в первые века, как можем читать в некоторые памятниках раннехристианской литературы, было сложное отношение к службе в армии. «Апостольское предание», к примеру, вносит профессию воина в список запретных для христианина профессий. Но уже в 4 веке у нас появляется «христолюбивое воинство», благословляются походы, освящается оружие. Под знамением Христа ведутся войны. Мы все знаем, к чему это привело. Когда-то христианский мир все меньше и меньше отождествляет с себя с христианством. Но важно понять, что люди борются не с Христом, люди борются с тем искаженным образом Христа и Бога, который являют многие исторические церкви. Христианство отвергает идолов, но они, отвергнутые, часто приходят под маской истинного Бога. Всякие марсы, аресы, перуны и пр. снова приходят в наш мир, но закутываясь в красно-синий хитон и держа в руках крест. Но христианин должен распознать, что это не подлинный Христос по гримасе ненависти на лице и по рукам, которые по локоть в крови.

В этой связи считаю такой же редукцией к язычеству всякие парады победы, с шариками и фанфарами. Да, здорово, конечно, когда побежден враг и была защищена свобода. Но это не отменяет сотни, тысячи, миллионы жизней, положенных на алтарь победы. Поэтому все дни победы должны быть днями скорби, скорби по погибшим, покалеченным, по всем пострадавшим во время той или иной войны, с каждой стороны. Международные суды должны судить военных преступников, а церкви должны молиться за упокой всех погибших, за мир между живыми.
Любая победа в любой войне на самом деле победой в полном смысле не является. Потому что, кто бы не победил, всегда торжествует бог войны. А ему не важно чей крови напиться. Настоящая победа возможна только во Христе, когда погибают подлинные враги: зло и смерть. Когда боги войны приходят в ярость и отчаяние, видя, как снова звучит самый страшный для них возглас «Христос воскрес», когда миротворцы кладут свои жизни на алтарь мира и подлинной победы, тем самым, исполняя заповедь Христа о том, чтобы положить душу за други своя (хотя многие христиане никак не могут понять, что «положить» и «забрать» - это не синонимы).Но в этой жертве эти боги не могут иметь части, потому что она не им и не для них приносится. Потому что через эту жертву творится новая жизнь, а не уничтожается предыдущая.

Tags: война, современность, христианство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments